Сорокин Георгий Петрович

Фамилия Имя Отчество: Сорокин Георгий Петрович
Дата Рождения: 20 мая 1926 года
Место Рождения: Пензенская обл., Бессоновский район, с. Бессоновка
Часть: 1 АЭ 50 Гв. ОРАП ВВС ТОФ
Звание: Сержант
Должность: Воздушный стрелок-радист
Дата гибели: 21 марта 1950 года
Причина: Пропал без вести на самолёте А-20К
Где похоронен: Приморский край, Шкотовский район, c. Новороссия

Описание

О предыстории гибели двух самолётов А-20 «Бостон» Поисковому объединению «АвиаПоиск» стало известно еще в 2009 году из сведений Управления Морской авиации ТОФ, собранных офицерами Павлом Левшовым и Андреем Николаевым. В списках безвозвратных потерь числились два экипажа, и считалось, что самолёты столкнулись в воздухе. А немного позже приморский краевед Борис Шадрин передал поисковикам фотографии обломков самолёта, сделанные им в 2008 г. в тайге Анучинского района, и несколько шильд с него. На одной из них был выбит номер 44-555, и имелась маркировка типа самолёта – А-20-К.

После сделанного запроса в Центральный военно-морской архив появилась чёткая информация о том, что это за самолёт. В приказе командующего ВВС ТОФ от 11 мая 1953 года №0118 «О награждении гражданина Нагаева Григория Ивановича» имеются сведения о том, что 21 марта 1950 года в районе деревни Анучино по реке Даубехе самолёт типа А-20К №44-555 потерпел катастрофу. Самолёт разбился, экипаж погиб. Поиски погибших проводил личный состав 50-го отдельного Гвардейского разведывательного авиационного полка, но безрезультатно.

Гражданин Нагаев, узнав от родственников погибших предполагаемое место катастрофы, отправился на розыски. Спустя длительное время в районе деревни Анучино, ему удалось найти останки погибшего самолёта и людей. Останки погибших были перевезены на кладбище деревни Новороссия и похоронены со всеми воинскими почестями.

В 2005 году, американская комиссия, по делам военнопленных и пропавших без вести занималась поиском сбитых над Приморьем в годы «Холодной войны» самолётов-разведчиков. Помощь оказывало Военное лесничество. Тогда и были найдены обломки самолёта в районе р. Арсеньевки. Самые крупные из них, включая моторы, лесники благополучно вывезли и сдали в металлолом.

История с поиском лежащего в тайге Анучинского района «Бостона», имела продолжение в виде активных попыток поисковиков установить личности экипажа. Как позже выяснилось, это были лётчик гвардии лейтенант Илясов Иван Иванович, штурман гвардии лейтенант Иоффе Борис Абрамович, воздушный стрелок-радист Сорокин Георгий Петрович.

В ходе второй экспедиции к месту в 2012 г. поисковиками были обнаружены останки экипажа, из-за чего вывод о неполном их сборе в 1953 г. напрашивался сам собой. Обстоятельства катастрофы были очевидны – лётчик во время ночного полёта потерял ориентировку и вместо курса на аэродром, ушёл в сторону с. Анучино. Поиски по глубокому мартовскому снегу длились несколько дней, с воздуха окрестные сопки и распадки осматривали с самолётов, но никаких следов экипажа и разбившейся машины обнаружено не было. Усугубляло это обстоятельство то, что перед тем, как пропал «Бостон» лейтенанта Илясова, за полчаса перед этим в районе аэродрома разбился самолётА-20К лейтенанта Ефимова, из-за чего посадку самолётов прекратили и перенаправили их на Романовку.

Ветеран 50-го Гв. ОДРАП, полковник в отставке, Юрий Половинкин вспоминает:

21 марта 1950 года я — Половинкин Юрий Александрович — штурман звена 1-й АЭ 50-го ОДРАП — был оперативным дежурным полка. Экипаж Илясова после выполнения маршрутного полёта и выхода на КПМ (ШВРС Тавричанка) должен был выйти на свой аэродром (Новороссия Западная), но потерял ориентировку и потерпел катастрофу. Я до сих пор помню весь радиообмен Илясова с КП полка. Я участвовал в наземном поиске экипажа Илясова, но без результата (снег в тайге был по пояс).

Экипаж Ефимова выполнял аэродромный полёт (полёты по кругу), после выполнения 2-го разворота самолёт упал в 400-500 м от моего дома. Мои предположения по этой катастрофе — у Ефимова были проблемы со здоровьем. В экипаже Ефимова погиб стрелок-радист (матрос срочной службы). Все трое похоронены на кладбище у деревни Новороссия. Прощание с экипажем Ефимова состоялось в полковом клубе, и у меня сохранилась фотография этого. Оба самолёта «Бостон» А-20К не торпедоносцы, а разведчики. В бомболюке силами полка был установлен дополнительный бензобак (6-я группа). Это позволяло увеличить продолжительность полета до 7-8 часов.

После падения самолёта Ефимова я по распоряжению командира полка гв. подполковника Дерюгина сообщил о катастрофе оперативному дежурному ВВС ТОФ и просьбу Дерюгина, чтобы ОД ВВС флота дал команду на КП дивизии на аэродроме Романовка о приёме новороссийских А-20К,возвращающихся с маршрута (на нашем аэродроме горел на земле разбившийся с-т Ефимова). Самолёты Гладких, Чертыковцева, Прыткова благополучно приземлились в Романовке.

Илясов тоже получил команду о посадке в Романовке, но через некоторое время запросил: «Прошу луч, дайте луч». Дерюгин (он находился в комнате оперативного) дал команду Илясову набрать высоту 2000 метров, а мне позвонить ОД ВВС с просьбой на всех аэродромах включить прожектора в зенит, что и было сделано. Радиосвязь Дерюгин осуществлял по телефону через узел связи полка, на котором находился н-к связи полка. Поэтому о радиообмене я знал, по словам Дерюгина.

Я не помню, какая ночь была – лунная или тёмная (такая тогда была градация условий ночных полётов), но метеоусловия были простые. Почему экипаж Илясова не видел прожекторов? Это мои предположения: 1.Чтобы лететь с ШВРС Тавричанка на Романовку, надо было держать курс более 90 градусов. 2.Судя потому,что с-т обнаружили в р-не Анучино, после Тавричанки самолёт шёл с курсом около 45 градусов, и когда Илясов понял,что летит не туда и запросил луч,все лучи оказались справа ПОЗАДИ.

Судя по радиообмену, у всех сложилось впечатление,что самолёт и экипаж надо искать в районе нашего бомбёрного полигона Боевик (вост-сев-вост около 20 км от аэродрома),куда наша группа в 20 чел.на машине и отправилась.Там же в течение недели летали и поисковые самолёты.

Илясова и Иоффе помню, Сорокина не помню. И-И были в моём звене (командиром звена был Борис Алешков, я был штурманом звена). По-моему они пришли в полк в начале 1947 года (может я ошибаюсь). Об уровне их лётной подготовки можно судить по свершившемуся. Полигон «Боевик» был восточнее-северо-восточнее аэродрома около 25-ти км. В 1945-1948гг. 1-я эскадрилья была на самолётах Ту-2, 2-я эскадрилья – на А-20К,3-я – на «Кингкобрах». На Ту-2 были очень ненадёжные моторы с ресурсом 100 часов (на А-20К «Райт-Циклоны» имели ресурс 500 часов). Поэтому часть самолётов А-20К из 2-й АЭ были переданы в1-ю АЭ. Самолётов А-20К в полку было около 15, других модификаций «Бостонов» в полку не было.Был один самолёт Б-25.

В мае 2018 года в рамках совместной российско-американской поисковой экспедиции на месте гибели самолёта А-20К №44-555 участниками Поискового объединения «АвиаПоиск» была установлена памятная доска, увековечившая память павшего при исполнении служебных обязанностей экипажа.

В июне 2019 года в ходе длительной и сложной поисковой экспедиции в тайгу Анучинского района Поисковому объединению «АвиаПоиск» удалось полностью завершить полевые работы на месте катастрофы двухмоторного самолёта А-20К «Бостон» из состава 50-го Отдельного разведывательного авиаполка ВВС Тихоокеанского флота, пропавшего без вести 21.03.1950 года. Тогда погибли летчик лейтенант Иван Илясов, штурман лейтенант Борис Иоффе и стрелок-радист сержант Георгий Сорокин. Место падения, спустя 3 года нашли охотники, а военные захоронили экипаж на кладбище села Новороссия в Шкотовском районе.

Поисковая экспедиция проводилась по просьбам родных летчика Ивана Ивановича Илясова, которые сообщали об отсутствии четкой уверенности, в том, что останки похоронены, как нет и документов о захоронении офицера.
Поисковики на месте провели раскопки по площади разброса обломков и собрали ещё более 20 костных фрагментов, а также парашютные пряжки, замки подвесных систем и части обуви.

9 декабря 2021 года, в День Героев Отечества, проводили в последний путь экипаж самолёта-разведчика А-20К «Бостон» 44-555 из состава 50-го Гвардейского отдельного разведывательного авиационного полка ВВС Тихоокеанского флота. Трое авиаторов и после своей смерти 21 марта 1950 года не могли завершить свой полёт, пока в ходе финальной поисковой экспедиции на место их катастрофы поисковики не собрали все останки. После долгих архивных исследований, проведённых при помощи Следственного управления СК России по Приморскому краю, поиска родных погибших офицеров, улаживания документальных формальностей, мы смогли произвести дозахоронение останков экипажа. Так как по странному стечению обстоятельств, их могилы 1953 года не сохранилось, урну с прахом морских авиаторов поместили в основание могилы их сослуживцев — экипажа второго «Бостона», разбившегося в одну и ту же ночь 21 марта 1950 года в районе аэродрома.

В торжественно-траурной церемонии захоронения останков экипажа «Бостона» на кладбище села Новороссия приняли участие более 40 представителей администрации Шкотовского района, Центральненского сельского поселения, Поискового объединения «АвиаПоиск», Следственного управления СК России по Приморскому краю, общественность, население района, ветераны, военнослужащие, волонтёры, члены «Боевого братства».